С 1 по 4 сентября в Сочи проходил глубинный Чемпионат России – 2020. Управляющая школой Ольга Маркина стала призером и победителем чемпионата и рассказала о том как проходили подготовка и сами соревнования.

Событие

Мне казалось, что в то, что глубинный Чемпионат России в этом году состоится, верили люди, которых можно сосчитать по пальцам одной руки неумелого фрезеровщика. Лично я знала двух таких людей. Сама я отчаялась еще в июне, когда отменили последние крупные соревнования на которых я планировала участвовать.

глубинный чемпионат России

Вообще, надо заметить, что это первый глубинный Чемпионат России, который проходил в России. В прошлом году я была частью тестовых закрытых соревнований в Сочи. Мы знали, что проводить соревнования в Черном море – сложная задача. Прошлый октябрь показал, что она нам (организаторам и спортсменам) по силам.

Но разве может быть что-то просто? Из препятствий в этом году имелось следующее: его величество COVID и вытекающие из него запреты на проведение массовых мероприятий, проблемы с доступом к зоне тренировок (да даже к морю одно время было не подобраться), проблемы с финансированием соревнований, проблемы с согласованием места проживания спортсменов и организаторов и прочее. 

Даты чемпионата двигались, а мы сидели на месте. Но вот свершилось – окончательные даты проведения соревнований были одобрены и мы с коллегами купили билеты в Сочи.

Тренировки

Нам  казалось, что две недели до соревнований – достаточное время, чтобы хотя бы немного к ним разныряться. Вполне реалистичный план, потому что,  как бы мы не старались, опыт не пропивается. В первые пару дней Черное море встретило нас волнами, но потом нам удалось провести три весьма продуктивные тренировки. Глубины наращивались, уверенность в успехе крепла.

А дальше началось то, что организаторы ЧР назвали «творческими условиями», потому что нецензурная лексика – это неприлично. Следующие семь тренировок проходили в атмосфере безысходности с сильнейшими глубинными течениями и волнами. И это если они вообще проходили. Несколько раз мы просто не выходили в море из-за погоды.

Я впервые в жизни видела трос, который на глубине 40-50 метров дрожал перед моим носом в амплитуде примерно 10-15 сантиметров. Впервые я ныряла в глубину, но наклон троса был такой, что в какой-то момент нырка меня не переставало покидать ощущение, что я двигаюсь не в вертикальной, а в горизонтальной плоскости. Не забуду тот момент, когда мне пришлось силой удерживать рядом трос, чтобы меня не унесло течением. Так же очень запомнилось как «слушая» трос при страховке в какой-то момент перестаешь слышать как по нему идет лайнер товарища (развороты можно было распознать почти всегда). Или когда готовишься на воде и уже сверху чувствуешь вибрации троса. В общем, по началу мне было страшно, я не выполняла тренировочный план тренировку за тренировкой. Потом пришлось, конечно, собраться и очень осторожно увеличивать глубины даже в этих условиях. На одной из тренировок я ныряла на 65 метров, но из-за наклона троса компьютер показал глубину 58,2.

Последняя тренировка перед соревнованиями была почти без течений  и волн – подарок Посейдона. Но в целом все наши выходы в море больше были похожи на тренировку ОФП, чем на разныривание. Уверенность в успехе улетучилась, как и уверенность в том, что чемпионат вообще возможен. Около десяти дней море не успокаивалось.

За этот период я поняла, что в Черном море придется адаптироваться к условиям, которые есть. И эти условия не назвать тепличными. А еще я узнала, что я могу нырнуть 70 метров в моноласте даже туда. Раньше я бы не раздумывая вышла из воды увидев такой наклон троса. Сейчас я знаю, что в таких условиях можно нырять в глубину. Но очень осторожно.

Соревнования

Три дня соревнований стояла практически идеальная погода. Штиль, отсутствие течений, солнце и дельфины, сопровождающие катера. Удивительное рядом.

Аккурат перед первым стартом я заболела. Но я приняла решение нырять что получится. Тут мне сразу хочется прояснить, что нырять в неудовлетворительном состоянии здоровья – контрпродуктивно. Это не только не способствует выздоровлению, но и скорее всего усугубит ситуацию. Но, будучи спортсменом, я имею некоторые обязательства по участию в соревнованиях. Да и жалко было потраченных времени, средств и усилий на подготовку. Если бы это были простые тренировки, я бы даже помочить ноги к морю не подошла.

В первый день в дисциплине свободное погружение руками по тросу я нырнула 60 метров. Теперь это мой лучший официальный результат. Интересно, что я не тренирую эту дисциплину и у меня нет наработанной техники и тактики погружения. Поэтому мое погружение на 60 метров длилось почти три минуты. Очень долго для меня. Наверное это самое долгое мое погружение. Но все увенчалось белой карточкой и серебром.

Во второй и третий день я заказывала глубины в которых я уверена на 200%. И даже они давались моим ушам и пазухам ой как непросто. В итоге: золото в нырянии в глубину в раздельных ластах и серебро в нырянии в глубину в моноласте со скромными 61 и 62 метрами соответственно.

Ну и золото в общем зачете. В первые у нас проводились соревнования с денежным призом. Приятно было стать его обладателем.

На следующий день после соревнований у меня пропал голос. Тело, а особенно ЛОР-органы устали и сдались. Теперь я восстанавливаюсь и шучу про то, что я как русалочка из сказки отдала свой голос за медали и призы.

Послесловие

Безмерно благодарна моим коллегам, с которыми мы вместе готовились к чемпионату: Саше Павлову, Мише Брянцеву и Мише Сычеву за безопасные и веселые тренировки. Организаторам соревнований за безупречные дни стартов. Команде страхующих за ощущение спокойствия и безопасности во время нырка. И моему тренеру Евгению Сычеву за тренировки, компанию и поддержку.

Фото: Александр Акивис, Евгений Сычев, Павел Калюжный, Юлия Мармур